«На моей памяти подобного проекта не было», - советник мэра Москвы депутат Госдумы РФ Владимир Ресин о ходе реализации программы «200 храмов»

20 августа 2014 года, Коммерсант.ru

1.jpg

«Конфликт раздувается из ничего рядом активистов»

Какое количество храмов удалось возвести на данный момент?

Общестроительные работы завершены на 18 храмах. В них во всех уже ведутся службы, хотя в некоторых продолжаются отделочные работы. 22 храма строятся, из них 15 будут сданы уже в этом году. Кроме того, рядом со стройплощадками и даже там, где строительство еще не начиналось, строятся небольшие временные часовни. Где-то это бревенчатый сруб, где-то просто строительный вагончик, но главное, что открытие часовни дает возможность начать регулярные богослужения, сформировать общину. Ведь построить храм — это еще полдела, важно наладить приходскую жизнь, а на это требуется время. И надо сказать, что потребность в храме рядом с домом очень высокая. Я знаю приходы, например на Ходынке или на улице Барклая, где люди без всякого храма собирались на молебен под открытым небом и зимой, и в летнюю жару. Поэтому было принято решение в первую очередь ускорить строительство именно временных часовен — такую часовню можно возвести за два месяца, в то время как на строительство капитального храма может уйти пара лет. В этом году к Пасхе открыли семь новых часовен. А сегодня временных храмов-часовен 71, на Ходынке установка временного деревянного храма-часовни идет сегодня вовсю. Подошли под крышу, прихожане хотят, чтобы первая литургия была в день города.

Где удалось заложить фундамент или же получить землю под строительство?

На сегодня оформлено 109 договоров безвозмездного срочного пользования. Это значит, что 109 земельных участков переданы РПЦ с правом застройки для возведения храмовых комплексов. И до конца года предстоит оформить еще около 40 договоров. На оформленных участках РПЦ имеет право до утверждения документации и получения разрешения на капитальное строительство возвести временную часовню, установить ограждение, завезти технику или бытовки, при необходимости начать перекладку сетей и т. д. Что касается именно капитальных работ, то, как я уже сказал, в настоящее время ведется строительство 22 храмов — 15 из них планируется завершить в этом году. И еще на 19 площадках в ближайшее время планируется начать работы, с тем чтобы завершить их в 2015–2016 годах.

Можно ли обозначить наиболее проблемные точки? Где местные жители не идут на диалог?

Практика трех лет показала, что конфликты, которые возникают вокруг строительства храмов, можно поделить на две части. Первый случай — когда жители недовольны выбором участка под строительство храма: например, он расположен близко к домам, или находится на территории, где люди привыкли гулять и отдыхать. Такое объективное недовольство местных жителей — это свидетельство недоработки тех, кто выбирал участок: префектур административных округов, Москомархитектуры, муниципальных властей. В таких случаях всегда стараемся идти навстречу, принимать сторону большинства, находить более удобные площадки. Например, отменили строительство на улице Чоботовской, где большинство жителей были против, потому что площадка была подобрана слишком близко от жилых домов. Взамен было решено построить храмовый комплекс с домом причта на улице Лукинской, рядом с небольшим храмом в честь Благовещения Пресвятой Богородицы, который существует с XVI века и давно не вмещает всех желающих. Другой пример — Куркино, где строители уже начали выходить на площадку на окраине парка «Дубрава», однако жители решили, что на этом месте им храм не нужен. В итоге нашли другую площадку. Но бывают и такие ситуации, когда конфликт раздувается из ничего рядом активистов, которые даже не являются жителями района. И это — на совести тех, кто использует религию для самопиара. Я обращал внимание, что такие всплески часто возникают тогда, когда различные кандидаты бьются за голоса, за свой электорат. Тема вероисповедания — очень тонкая материя, и уж точно ее не стоит делать средством политической борьбы.

Существует такое движение «За парк» в САО, как с ним удается общаться?

Я слышал, что такое движение существует, но лично с ними не общался, ко мне они не обращались.

«Регулируют процесс в первую очередь сами верующие»

Расскажите о структуре попечительского фонда: как привлекались инвесторы, строительные компании? На каких условиях они строят и участвуют в деятельности?

Единого механизма нет. Бывает, что строительные компании выражают желание самостоятельно построить храм с нуля. Например, компания ЗАО «Доринж-39», руководителем которой, кстати, является мусульманин, построила храм Дмитрия Донского на Полярной улице. Или ЗАО МСМ-5, силами которого возведен храм Казанской Божией Матери в Солнцево. Или концерн КРОСТ: они возводят один из самых больших храмов в рамках программы, на тысячу прихожан, и все делают сами, своими силами, от проекта до отделки.

Бывает, что инвестор выражает желание построить какой-то уникальный храм по индивидуальному проекту, или храм в определенном районе, или посвященный определенному святому. Бывает, что строительные компании жертвуют храмам стройматериалы, безвозмездно предоставляют в аренду технику или выполняют какой-то участок работ, пусть даже совсем небольшой. Но в основном церковь как заказчик привлекает подрядчика на собранные пожертвования. И надо сказать, что строительные компании с пониманием относятся к особенностям программы. Ведь работы ведутся на добровольные пожертвования, это не плановые поступления: они сегодня есть, завтра нет. А останавливать стройку — это всегда потеря и времени, и денег. Подрядчики нередко выручают нас.

Какая фирма является основным исполнителем работ по постройке храмов?

Нет какого-то одного исполнителя. Над программой работают десятки компаний. Есть случаи, когда одна компания берет на себя попечение о строительстве всего объекта, а бывает, что на стойке трудится несколько отдельных бригад. А вот в качестве технического заказчика большинство объектов ведет управление по реконструкции и развитию уникальных объектов (УРиРО), которое координирует и контролирует получение всей необходимой документации в рамках программы. Кроме УРиРО в качестве технических заказчиков выступают ООО «Оргстройпроект», ООО «Сэвен Девелопмент» и ОАО «Авеста-Строй». А 13 приходов выполняют функции технического заказчика самостоятельно — в основном это храмы, приходы которых существовали еще до старта программы-200, например приход храма Серафима Саровского в Раево или храма Новомучеников и Исповедников Российских в Строгино.

Существует убеждение, что вопреки названию программы «200 храмов» запланировано на деле гораздо больше. Так ли это?

Пока программа рассчитана именно на 200 храмов в границах «старой» Москвы. И дай Бог лет за пятнадцать их построить. А там видно будет. Ведь регулируют этот процесс в первую очередь сами верующие: чем выше потребность, чем больше будет собрано средств, тем больше храмов может быть построено. Отдельно хочу напомнить, что уже после того, как была запущена программа-200, площадь Москвы увеличилась в 2,5 раза. Освоение этих территорий еще только начинается, и тут мы имеем уникальную возможность включить храмы в проект застройки на стадии разработки градостроительной документации. По просьбе святейшего патриарха правительством Москвы дано поручение ГУП «НИиПИ Генплана Москвы» зарезервировать на новых территориях не менее 150 участков для строительства храмов. Такая работа ведется.

При этом сами люди активно выражают свою позицию. Приведу интересный пример: в Новой Москве храм в честь иконы Божией Матери «Всецарица» стал первым на территории ТиНАО, официально включенным в программу-200. Приход захотел войти в программу. Смотрите, в Щербинке проживает почти 35 тыс. жителей, а храм у них всего один, и тот небольшой, человек на сто. Он был построен в 2000 году, в честь преподобномученицы Елизаветы, основавшей знаменитую Марфо-Мариинскую обитель. И всех желающих храм просто не вмещает. Здесь очень дружная община, она существует уже больше 20 лет. Построить рядом новую большую церковь — инициатива общины, прихода. Разрешение на строительство получено еще два года назад, но самому приходу сложно поднимать такое большое дело. При этом программой-200 сформирована система, работающий механизм, позволяющий значительно ускорить работы, проконтролировать выпуск нужных документов и гарантировать их качество. Поэтому приход обратился к нам с просьбой включить этот храм в программу-200. Сегодня работы идут полным ходом, тем более что и инвестор нашелся, и начинали строители не с чистого листа — земля оформлена, дом причта уже стоит, да и стены строящегося храма наполовину подняты. Хотят завершить основные строительно-монтажные работы к Дню города.

Самое сложное в программе-200 — это выбор участка, ведь пока строить приходится в основном в сложившейся застройке. На будущее и на территории Новой Москвы, и на территории реорганизуемых промзон нужно закладывать место под храм еще на стадии разработки генплана и проектов планировки, тогда не будет проблем ни с подбором участка, ни с жителями, по той или иной причине недовольными развернувшейся по соседству с их домами стройкой. Новая Москва изначально должна развиваться гармонично, одновременно с жилыми кварталами обрастая всей необходимой инфраструктурой: детскими садами, школами, поликлиниками и храмами.

Как вы относитесь к православной общественности, которая устраивает митинги в защиту программы-200, протестует против решения жителей не строить храм, например, на детской площадке?

Я хорошо отношусь к любой активной позиции, когда она выражается легальными способами и находится в рамках закона. А вопросы религии тем более не решаются митингами, уличными столкновениями или протестными акциями. Считаю, что любой спор можно решить путем компромисса, за столом переговоров.

Как происходит финансирование программы-200, за чей счет строятся храмы?

Программа финансируется только за счет добровольных пожертвований, ни копейки бюджетных денег не тратится. Прежде всего жертвуют сами прихожане, а также просто неравнодушные к программе москвичи, не обязательно верующие. Также жертвуют и крупные меценаты, коммерческие организации, и различные благотворительные фонды и программы. Я полвека работаю в строительной отрасли и могу сказать, что на моей памяти подобного проекта не было. Программа-200 — это крупнейший инфраструктурный проект, который реализуется на благотворительные средства. Возможно, что не только в России, но и в мире.

Как муниципальные власти относятся к программе-200, помогают вам или мешают?

Муниципальным властям отводится особая роль: в идеале они и должны быть тем «голосом народа», который может стать связующим звеном между городскими властями и жителями. Это как раз дело муниципальных депутатов — понимать и доносить реальное мнение жителей по тому или иному вопросу, активнее участвовать в предварительном рассмотрении и подборе мест размещения храмовых комплексов. Отношения с ними строятся в конструктивном ключе, программу-200 они поддерживают. 

Источник: Коммерсант.ru