«Два года, чтобы воплотить мечту о жизни в произведении искусства»

4 декабря 2013 года, LIBERO

Секрет заключается в энтузиазме. Неважно, насколько длинной была карьера или насколько впечатляющим был путь. Только энтузиазм каждый раз дает новые стимулы. Данте Бенини, 1947 года рождения, работал с такими мастерами, как Нимейер (Niemeyer) и Гери (Gehry), на его счету десятки проектов, премий, монографий, он с энтузиазмом принял участие в конкурсе, объявленном концерном КРОСТ в 2011 году, по строительству четырех 45-этажных и одного 33-этажного небоскреба в Павшино, до которых можно добраться воспользовавшись абонементным билетом «Большая Москва».

Энтузиазма не занимать и заказчику. «Мы должны противостоять кризису и победить его» — крупными буквами написано на сайте концерна КРОСТ, занятого в строительной и промышленной сферах в России уже несколько десятков лет. КРОСТ для реализации своих проектов часто сотрудничает с известными архитекторами и художниками.

Многие архитектурные бюро откликнулись на предложение компании КРОСТ. Мастерская Данте Бенини и его проект ART Public Arts Towers превзошли проекты таких именитых компаний, как голландская «Мекано» (Mecanoo) и британская «Джон Хопкинс» (John Hopkins).

Архитектор Бенини, конкурс был объявлен в 2011 году, бюро выиграло его, предложив оригинальный проект, объединяющий искусство и архитектуру. Когда мы сможем увидеть какие-то конкретные детали, а не просто изображения?

«На самом деле мы уже дошли до крыши. К тому же, мы по строительной традиции по достижении чердака поставили флаг и организовали ужин. Необходимо учитывать, что закончены четыре самые высокие небоскреба, высотой 160 метров. Сейчас остается завершить работу над самым низким из них, высотой 100 метров».

Простите за удивление человека, привыкшего к нашим срокам, но Вы хотите сказать, что за три года построили почти все?

«Меньше, чем за три года. Конкурс был объявлен в 2011 году. Это значит, что для исполнительной части проекта нам оставался только 2012 год. Работы были начаты позднее. Я знаю, что с учетом темпов, к которым мы привыкли в Италии, это кажется чудом. Один пример. В 1999 году я стал партнером известного американского архитектора Ричарда Мейера (Richard Meier) в проекте «Мост Читтаделла» в Алессандрии. В итоге мы только что начали работы. Четырнадцать лет прошло с момента презентации проекта до открытия строительной площадки».

Прекрасный результат, и это даже несмотря на работу с американцами. Значит, по сравнению с Италией Россия — это наиболее благоприятное место в отношении сроков, цен и пространства?

«Русские привыкли запускать проекты сразу после их окончательного принятия. Цены же, наоборот, заоблачные, особенно, в таком городе, как Москва, который сейчас уже слишком плотно застроен, и где земельные участки стоят ужасно дорого, даже в таких периферийных зонах как та, в которой построен комплекс ART. Благодаря строительству объектов социального значения удалось получить помощь правительства, поэтому стоимость одной квартиры составляет 2 800 долларов за квадратный метр. В Италии с подобными суммами для социального жилья не начинают даже рыть котлован. Сроки тоже имеют большое значение. Два законченных небоскреба уже полностью проданы, ведь они уже готовы. Тот, кто продавал в Милане дома Санта-Джулия, показывал покупателям пустыню из вестерна Серджо Леоне и намеревался продать их по цене 8 000 евро за квадратный метр. Или непроданные квартиры в City Life, тоже в Милане. Кто купит их по цене 10 000 за квадратный метр?».

Но квартиры в комплексе ART меньше, чем наши. Вы создали проект из 600 квартир площадью примерно 50 квадратных метров. В России все еще считают, что каждое человеческое существо имеет право на 4 квадратных метра, как писал Булгаков в «Собачьем сердце»?

«Сегодня русские стали богаче, площадь типовой комнаты составляет 12 квадратных метров. В их представлении дом похож на гостиничный номер: кухня, ванная, комната с подъемными кроватями».

Когда Вы говорите о похожих комплексах, на ум приходят безликие помещения, как старые советские дома.

«Наоборот, в комплекс ART мы ввели важный художественный элемент, который делает индивидуальным и проект в целом, и каждую отдельную квартиру. Основной вклад внес такой художник, как Марио Арлати. Он работает с известью и гипсом, позволяя бьющему ключом свету проникать сквозь материал. На зданиях комплекса ART он создал работы, используя основные цвета, цвета Мондриана. В результате мы получили двойной эффект. С одной стороны, это самое большое в мире произведение искусства, общей площадью 45 000 квадратных метров, которое войдет в Книгу рекордов Гиннеса. С другой стороны, работая над каждой из 600 квартир отдельно, он сделал так, чтобы каждое окно отличалось от другого. Таким образом, у каждого дома есть неповторимый арт-объект. И тот, кто покупает одну из этих квартир, становится обладателем настоящего и неповторимого произведения искусства».